• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:07 

Я вас любил. Куда, не помню.
Дождем упало лето в руки
Капель небес, как звонкий смех
Блудают ангелы по кругу
Строкой плывут по мгле утех
А ты все тот же, хмурый, ранний
Пугливый, пьяный летний дождь
Стучишь в окно, немного пряный
Ваниль, асфальт...чего ты ждешь?



@темы: постскриптум

23:48 

Я вас любил. Куда, не помню.
В военкомате.
- Хочешь служить в армии?
- Нет.
- Трижды семь?
- Много.
- Годен, следующий.
- Доктор, у меня такая проблема, такая проблема!
- Тихо, тихо, тихо…
- Мне по ночам сны снятся.
- Откройте рот.
- А-а-а.
- Закройте.
- А-а-а! Откройте!
- А-а-а.
- Годен, следующий.
читать дальше

@темы: юмор

01:55 

Я вас любил. Куда, не помню.
Как в том романе. "Что делать?".
напишу на полях.

Вит, что касается тебя... Написал в ту же ночь. Впервые рассказал, поведал, открылся, а эта падла все сожрала при отправлении. Больше сил и нервов возвращаться нет. обидно. просто молча курю тишину, в мире станет на одного идиота меньше.
А еще у нас тут жарко,друг. Сравнивая с севером, надеюсь, моя там "своя-чужая" родина еще не спеклась.

Сегодня думал о людях. Думал-думал, и думалка сломалась.
Вы людям верите? Вопрос риторический и извечный. И даже получив ответы, ведь наверняка спрошу: " а доверяетесь?"
Ибо вещи совсем разные. Как небо и земля.

Я хотел бы понять, что со мной, но наверно, я слишком многого хочу.
........
........

@темы: заметки

22:01 

Я вас любил. Куда, не помню.



~~~~~~~
"Ангел"

Ты вплетаешь в строчки тихий шепот ветра,
Я стою с сигарой, лыбясь, как дурак.
«Знаешь,а ведь скоро - будет конец света,
Обещал ведущий в утренних Вестях».

Ты смеешься звонко, ловишь кожей солнце,
И уже нет дела, что там будет вдруг,
Робко и несмело, словно чиж в оконце,
Я лечу в объятье теплых, нежных рук.
.....
Пахнет дом жасмином, под забытым пледом
Развалившись нагло, дрыхнет сытый кот.
Понимаешь – мягко; не готов я, милый,
Потерять твой облик. Мало даже год.

Мало даже вечность! Ну к чему нам сроки?
Надоели бредни, выбрось ты tv...
Заплетаем судьбы, расправляешь крылья,
Поцелуй на память. А теперь - лети.


~~~~~~~
"Сказочники тоже иногда грустят"

Что-то сильно ударило в голову,
Загудело в молчанье ночей,
Я как тот солдатик из олова,
Я потрепан, но все же ничей.

Таю-таю в огне, смердя ласкаю,
И под пулю себя отдаю
Кот ученый – твержу любя, сказками,
Ну а может я вру, что люблю.

Мне нет дела до внешнего отклика,
Мне плевать на ученья толпы,
Все плыву и плыву я до облака,
На котором, быть может, спишь ты.

Заскрипели спирали усталые,
Что-то треснуло в сонной башке,
Я дремлю на бумагах, отравленный,
На потертом, немом корешке.

Завтра будет опять пьеса новая,
Для живущих прескверная роль
Для меня, для тебя – так знакомая,
Предыстория, ставшая мной.

Я в прокуренной, брошенной комнате
На полу средь бумажек засну,
Допиши, любя, глупые сказочки,
Что я может быть врал, что люблю.

00:12 

Я вас любил. Куда, не помню.
~ ~ ~ ~

И я с тобой иду дорогой длинной,
С тобой делю родную тишину,
Прогнивший мир на площади старинной,
Иль Новый Свет на Бруклинском мосту.

Я жду ответ, ответ приходит ливнем,
Холодным ветром устремляется в века,
И я пугливый луч в твоей витрине,
На стеклах капли, крылья мотылька.

И нет меня, покуда ты смиренный,
И будет бунт, когда проснешься ты.
А я живу с тобой в одной Вселенной,
И ночь люблю, как ты любил цветы.

Нас не найдут, ведь мы быстрее света;
Я буду мир, когда ты есть война,
Освободись! Мелодией согретый
Моей души, истерзанной сполна.



04:44 

"Stimme"

Я вас любил. Куда, не помню.
"Stimme"
(Голос)

Забвеньем падший, прими в объятья,
Убивший чувства, забывший Бога.
Сердца гасивший, носи распятья.
Смиренно вечный, иди дорогой.
Иди неспешно, в тревог чертоги
Кляненный солнцем, дождей изгнанник.
Проси пощады, убей тревоги
Надеждой пьянный,монах и странник.
Поверь в бессилье своей молитвы,
Когда угасший,ты внемлишь Богу.
Прими забвенье,отдай надежду.
Забудь Отчизну, сожги дорогу.

Проснись,о путник! Здесь смерть желанна
Целует губы и вьется складно.
Не слушай,странник. Не бей ты Бога.
Она жестока, она коварна.
Забытый горем, здесь зверь пробьется,
И будет ею, убит тревожно.
Закрой свой облик и жди надеясь,
Пока есть вера, пока жить можно.
Не каждый знает секреты счастья,
Покоя ласки и песни моря,
Но плыть прекрасно, коль осторожно.
Но ждать не стыдно - была бы воля.

@настроение: спать.

21:17 

Я вас любил. Куда, не помню.
Мой вечер пуст и тих… Не слышно гроз раскатов,
Снегов чарующих не слышен боле звук,
Мой вечер пуст. И пустотой отравлен,
Я упаду в объятье нежных мук.

Нет больше правил, мат поставлен тихо,
И глубоко пронизанная скорбь
Скользнет мгновеньем и погаснет лихо,
Так лихо раньше гасла лишь любовь.

Все кружится, все вертится, отныне
Не будет снисхождения для грез,
В ночи бездумной лики опостыли,
Но лишь один гневит меня всерьез.

Холодный, безрассудный и угрюмый,
Я отвращение не в силах приунять,
И только время зеркало ласкало,
Тот темный лик ведя по рельсам вспять.

Быть хочешь выше. Лучше и богаче,
Счастливей жить и чуточку умней,
Но тяжкий грех души, что вечно плачет,
Уносит смысл "быть" сквозь вихрь дней.

Здесь только ночь твой друг, луна – забава,
Жасмина запах поглощает потолок,
Из года в год… Пустому сердцу мало
Покой любить. Оно чего-то ждет.



URL
15:28 

"Сaso spiacevole"

Я вас любил. Куда, не помню.

Сaso spiacevole

Отплясала, отмучилась леди и легонько упала под осень,
Белоснежною лаской одета, в молодой душе зимняя проседь.
У нее неспокойное сердце, очень режет стыдливая тайна,
Не уйти, не убить, не согреться. Оступилась та леди случайно.


У нее белоснежная кожа, у нее мягкий голос свирели,
Только что-то чужое, как тени, умирает на белой постели
Только что-то далекое, даже, может быть ей всего лишь здесь "пусто"
Как дыра, разъедает смерть сердце, как бумага горят ее чувства.


Не согреют ее батареи, не наполнят дом шумные гости,
Ничего не хочет больная, нет в ней радости, нет в ней и злости.
Пустота золотого убора, и как лист, так похожа, похожа...
Не стыдясь, замотается в осень, и сорвется под ноги прохожим.


Что ты делаешь, глупое сердце? А оно как из облака сшито,
И трепещет и плачет и рвется, и себе врет, что все позабыто.
И за ложь вновь себя упрекает, а потом муки терпит украдкой,
И безмолвно страдает, страдает... И так тонет: мучительно, сладко.


Третий день нездоровиться леди, третий день снегопада белее,
И последние листья кружатся, накрывают коврами аллеи.
Неподвижна безмолвная вейла, не дрожат больше тонкие плечи
Все забыто, зашито, убито... Догорает огнем долгий вечер.


Отыграла, отставила пьесу, что для глаз... где она всех сильнее,
Где бездумная женская ласка так жестока, и вряд ли есть злее.
Где ее, как порочную кошку, заставляли шагать величаво,
Улыбалось лицо всем с обложки, ну а сердце - печально молчало.


Кто-то мягко провел по ресницам неподвижного белого тела,
А потом стук колес, колесница... И покой, и тоска без предела.
Отплясала, отмучилась леди, и легонько под осень упала.
Только вряд ли узнает кто в свете, как любила она,
Как страдала.
..........
20.05.09

@темы: незнакомке

19:32 

чувство, что время издевается

Я вас любил. Куда, не помню.
Если точнее - его вообще ни на что теперь не хватает. Не жить, не искать, не писать. Быть может, однажды и в моей голове будет свой катарсис, вспомню наконец, почему сбежал. Может быть.
Сегодня 18 мая. Время летит.

На носу лето. ай-ай-ай..

@темы: заметки на полях, личное

21:32 

Я вас любил. Куда, не помню.

Провожу озябшей рукой
По твоим побелевшим ресницам,
И мне кажется, я был другой,
И мне верится - это лишь снится.
Недостойный не спать и не жить,
Я уйду, ты постой так немного.
Запоет в небе мне лишь метель,
А за ней все дорога, дорога...





00:36 

Я вас любил. Куда, не помню.
ура! бред
я так и представляю себе такую парочку

Сидим и курим травку на асфальте,
Гуляют рядом львы и индюки,
И рядом Гитлер забивает свой пенальти,
А мы сидит и корчим рожи, гавнюки.

Ты шепчешь мне на ухо сладко-сладко,
Что кончился технический прогресс,
Что жопа нас накроет, миру крышка,
А значит время только есть на секс.

Я поднимаю палец вверх сердито,
Но забываю, что хотел сказать,
И только помню, то ли согласиться,
А может, просто яростно послать.

Я говорю: "Ты погляди, какое небо!
Какие звезды светятся вдали!
А ты, дурак, с меня тягаешь брюки,
И на груди зубами рвешь замки.

Ты что, тупой? Зачем попер ботинок?
Куда потом пойду его искать?
А ты все ржешь, слепой,бездушный инок,
На звезды тебе явно наплевать.

Ох, Боже мой! Я вижу в небе лайнер!
"Нет, то фашисты атакуют свысока,
Там их притон, там правит злобный Фюрер!"-
Рычишь мне в ухо, глядя в облака.

Ну что за зло, связался с ненормальным,
С тупым обкуренным, убогим…ай отдай!
Куда ты их?! Какой, блин "Флаг свободы?"
Свои давай снимай и угорай!

Я тут краснея, вижу новый образ,
Ты лишь скажи - зачем две головы?
Целуя, промахнулся и скосячил,
Губами в грязь, нажравшися земли.

А ну, злодей, не суй свои ты руки!
Последний раз велю - на небо глянь!!
А ты все ржешь, и рядом ходят брюки,
И мир смешной, и понимаю... ДЕЛО ДРЯНЬ.

17:56 

СЕВЕР - ЮГ

Я вас любил. Куда, не помню.
Давно пора было выложить. Написалось несколько месяцев назад, а руки все не доходили.
Небольшой цикл "Север-Юг"




«Север – Юг»



Полюса.

Печальная разлука ставит сеть,
И расстояний подлые дороги
Нас режут понемногу, так совсем
Теряем мы надежду и предлоги.

Убитый лестью, не найдет уже врагов,
Друзей не заимеет по привычке,
И будут чахнуть прелести оков
Его тоски, как догоревшей спички.

Устало жмем ногой на тормоза,
Когда летим, рискуя стать звездою,
И зазвездиться, ввек прикрыв глаза,
Такие вот безумные с тобою.

Ты будешь в Риме, я лечу в Москву,
Потом назад: примерки и гастроли,
Вот только знаешь, все же не пойму,
Где в нашей связи шифры и пороли?

Одна минута. Пусть, прижму к губам
Твое лицо на лаковой обложке,
И мне плевать. На слабость, на обман,
Еще живем? Живи еще немножко...

Ты позвони, коль будешь умирать,
Я прилечу, и плача, до рассвета,
Мы станем век наш славный проклинать,
Пока есть сердце, ночь и сигарета.

Забьем мечту податливой рукой,
И напевая что-нибудь как прежде,
Впадем в нирвану, бред и тишину,
Поставив крест на славе и надежде.

Я обниму твой бред своей душой,
Я лбом прижмусь к убитому рассудку,
И наплевать на мерзость глупых лиц,
Пусть кинут завтра в прессу свою утку.

Мы не ответим, ведь уйду с тобой,
Ты разреши, я лишним там не буду,
Паду на грудь уставшей головой,
И всех простив, угасну и забуду.

Пишу несмело: «Как ты? Как дела?»
Ловлю минуты тихого покоя.
« Я тут подумал… Будешь умирать,
Ты позвони мне. Я умру с тобою»


*****


Окна.

Мне приснилось этой ночью Ваше небо, Ваше пламя
Я подумал: «Может брежу?», я подумал: «Я скучаю».
Запахнул пальто сердито. Я отправился в надежде
Думал, может вы все та же? Думал, ждете как и прежде.
А у вас пустые окна. Свет погашен, мир расклеен,
Я не думал, что в глубинах буду так тоской овеян.
Мне приснилось, вы другая. Мне приснилось, я вам нужен,
Но под окнами рыдая, лишь забыт был и простужен.
Мне стоять здесь нет резону, я уйду, а вы страдайте;
Что ж… прощайте, дорогая. Забывайте, забывайте.


*****


Гитара.

Коченеют руки, у бульвара
Я стою промокший и ногой,
И играет тихо мне гитара,
И кивают ивы головой.

Мне ночами, сотканному снами,
Нелегко и страшно здесь стоять,
Коченеют руки, у бульвара
Я надеждой стану торговать.

Я ее отдам без промедленья,
Я продам последний свой надел,
И заплачет, глупая гитара,
Раскроится гордости предел.

Мне замашек прошлых наказанье,
Мне улыбок рванное кольцо.
Пусть трепещет отзвук покаяний,
Что твердит разбитое лицо.

Рукавом сотрется кровь поспешно,
Взгляд надменно уничтожит боль,
И все тот же - горестный и грешный,
Я тихонько поплетусь домой.

Коченеют руки, у бульвара
Кто-то тело сыщет по утру,
Лишь ревет паскудная гитара
Пусть поплачет – ведь ни я умру.



*****


Не играть в подлецов.

Смыт мой праздничный грим, стало серым лицо, терпким дымом пропах кабинет.
Я сегодня король. Золотое кольцо с пресс-папье даровал мне сонет
Отыграл, отзверел, отодрал свою кровь с серых стен, что как это лицо,
Утомленный иргой, замолкает кларнет. Он всегда не любил подлецов.

Мне содрать бы себя, до крови, до невзгод, белой пудрой посыпать лицо.
Сделать правдою ложь, а улыбкой – оскал; ненавижу играть в подлецов.
Эта роль, что судьбой не просил, не желал, въелась в кожу, а с ней и в меня.
Там где сердце стучит, там где режет глаза, проедая все день ото дня.

Я сегодня верхом был на белом коне. Я пришпорил его, как врага.
Я забил свою мать, королеву – под яд, но не помню, где сказка, где я.
Я кричал и стонал, в белых муках горя. Я играл короля без дворцов.
Я его возносил, я его проклинал, а он страсть, как любил подлецов.

Мне бы сбросить клеймо, разнести кабинет, и наружу, на солнце, на свет.
Хаотично крушу, и руками к стене: но бессмысленно, нет окон, нет!
Усмиренный, умру. И сползу по стене я за гримом, страдать без концов
Ненавижу закат, проклинаю рассвет. Так устал
Я играть подлецов…


*****


Я бежал и напоролся на любовь,
И теперь стою я неподвижный,
И теперь, как будто самый лишний,
Я ее разглядываю вновь.

Убивает простотой своей и блеском,
Мне бы слово, только всем молчать,
И так терпко, пламенно-прелестно
Будут гвоздь последний забивать.

Мне удар придется прямо в сердце,
Напоролся – что ж, дружок, терпи,
И все тонет и всему есть средство
Не кричать, не таять до зари.

Я стою растерянно-прекрасный
И мне так тепло и хорошо,
Словно тонет чей-то слишком властный
Голос сзади: было, но прошло.

Разливайте, дамы по бокалам
Вы надежду – будем отмечать!
И созвучный, я немного пьяный
Пуду петь, шутить и танцевать.

Мне любовь сожгла глаза и вены,
Мне мечта забила негой кровь,
И плевать на фарс и на измены.
Это вам – игра. А мне любовь.



*****



~ Север – Юг ~


Мы на разных островах, немигающий наш круг,
Я твой север, ты мой юг. Безграничный, жаркий юг.
Умоляя, умоляй. Если бросишь - не приду,
Заблужусь – полярный круг. Заморожусь, пропаду.

Завтра запад – ты Восток. Утонченный пьяный дым
И монистами платок, а я рваный никотин,
А я шум седых дорог, а я грохот у метро, ты мой пряный,
Я бистро. Шумных клубов господин.

Мы сомкнемся у висков. Ночью бахнем Эквадор
И Аляску и Доусон, лишь на утро канем в сон.
Ты не веришь, ну не верь. Я взорву полярный круг.
Я твой север, ты мой юг. Бесшабашный, шумный юг…

За Экватором темно, тонет солнца жар в тебе,
Я бешусь тут на Земле, «Глянь, отбился как от рук!»
Притяну к себе на зов. Адаптирую на звук,
Распоясался, ты юг… Стынет солнце при луне.

Завтра будешь играть в свет, я вздохнув, уйду во тьму,
Ты спасаешь, я гублю. Значит драка и банкет.
Ты за черных, я в обход. Ты мой рыцарь, я злодей.
И так задом наперед… Среди тысяч долгих дней.

Мы играем мы живем, топим, тонем, как песок,
Я весь твой, ты мой восток. Я твой запада глоток.
Нам немыслимый пунктир, карт и схем, как нежных рук,
Я твой Север, ты мой Юг. Утонченный, жаркий юг …

09:53 

Debes aparentar que no te importa.
[ Adelaide ]
этой ночью для вас

Холодная ртуть, как плевок в бесконечность,
И кажется - много, и кажется - вечность,
И кажется снова - уже не вернуть,
Течет по ресницам холодная ртуть.

Дыханьем пронзенный, парю в неизвестность,
Забытый, пустой, я топор палача,
Я маленький всадник, и жизнь моя - местность,
Долина без сказок и друга плеча.

Порой мне казалось и кажется снова,
Что все я могу, что сильней меня нет,
Но только глаза - лишь слепое молчанье,
А губы - ответ, мой жестокий ответ.

Паду и проснусь, но не выживу снова,
Ведь жизнь - только фальшь, я хочу стать сильней,
И выше, умней, лишь бы сбросить оковы,
Под руку фонарик во тьме долгих дней.

Прости моя грусть, но ты портишь мне нервы,
И сладкой тоской вдруг наполнит в миг грудь.
Такой не последний, но я и не первый,
Течет по ресницам - холодная ртуть.

21:15 

Гммм....

Я вас любил. Куда, не помню.
18:40 

Я вас любил. Куда, не помню.
"ОНИ"


________________________________________________


Дождливый день застал своих жителей врасплох. Кто-то бежал по столичным улицам, в надежде спрятаться или переждать ливень, кто-то шел равнодушным быстрым шагом,стараясь не замечать грозовые раскаты,заставляющие сотни машин оглушать улицы ревом сигнализаций. Но одно было очевидно - дождь не доставлял удовольствия никому.
______________________________________________


На бордюре стаяла женщина. Высокая,немного худощавая, на вид лет 30. Слишком красивая,чтобы оправдать свой возраст и слишком безликая,чтобы чем-то выделиться из толпы. Темные,слегка вьющиеся длинные волосы собраны заколкой,белое платье,светлый жакет, высокая шпилька. Мадам была уставшая и одинокая. Мужа нет, детей в свое время не завела, а теперь хоть застрелись от сожаления, Бог не пошлет, сложнейшая операция, и вот она-надежда, разбилась об ограниченность глупой молодости. Именно «молодости»… Мадам продолжала следить за собой, вот только молодой она давно уже себя не чувствовала. «Бог послал красоту,но когда-то забыл дать разум»-с сожалением думала она.

________________________________________________


Раскат оглушил город. Под свинцово-серым небом неживыми казались бегущие фигуры. Размытая картина и косые режущие порывы. Вода. Возможно,сегодня кто-то там мечтал смыть город. Смыть все, что посчитает лишним и расчистить улицы для новых дорог, новых бегущих ног. Тогда зачем? "Кто-то" не знал ответа, поэтому в доказательство его замешательства снова громыхнуло с еще большей силой.
________________________________________________

По дороге, засунув руки в карманы и слегка ссутулившись неспеша шел мужчина. Возраст его определить было крайне сложно, быть может из-за легкой щетины на щеках, а может из-за размытости дождливого пейзажа. Его нельзя было назвать привлекательным, но что-то в нем заставляло прохожих все-таки поднимать глаза, а потом,как бы не увидев ничего особенного, опускать их вновь. Однако кое-что особенное у него было – это взгляд. Пронзительно глубокий взгляд темных,почти черных глаз. Чернота эта прорезала даже пелену дождя и казалась еще более мокрой,чем асфальт под его ногами.

**************
Они встретились на перекрестке.

Он увидел ее промокшую, стоящую на другой стороне дороги.

Она увидела его идущего по проезжей части.

Он обернулся.

Она подняла глаза.

Каждый в этот момент нашел то,что искал.

«Он» - подумала она с замиранием.

«Она» - подумал он с улыбкой.

«Он тот кого, я искала»

«Она та, кого я искал»

«Дождь…»

«Дождь»

«Не сегодня» - подумали оба.

Два силуэта стояли по разные концы дороги и разделенные пеленой ливня, внимательно смотрели друг другу в глаза. Изучая.Запоминая.Обещая.

«Не сегодня» - сказала взглядом она

«Когда закончится дождь» -пообещал он

«Когда кончится дождь…»

«Здесь же»

«Здесь…»

И оба отвернулись.

«Я приду» - мысленно сказала она себе, направляясь почему-то назад в сторону дома.
«Я непременно приду» - сказал он вслух, задумчиво шагая дальше в никуда.

**************


___________________________________________

4 дня в столице шли дожди.
Лишь только 12 сентября синоптики радостно воскликнули, что циклон ушел,дождей в ближайшее время не ожидается, а значит, пришло время угрюмым горожанам выбираться на улицу. И снова суета, работа, снова многоголосый грохот толпы, забившей метрополитен. Солнце милостиво одаривало мелькающие тени пешеходов своим приветствием, ветер ласкал непослушные волосы. Никто не заметил красивую высокую женщину, стоящую у светофора на перекрестке. Никто не заметил мужчину, быстрым шагом мерящего улицы.
___________________________________________


**************
«Он пришел!» - подумала она с нескрываемым облегчением, когда заметила его приближение.
«Она пришла!» - подумал он с детской радостью, подходя к противоположному светофору.
Они внимательно изучали друг друга и радовались такой странной, судьбоносной встрече.

«Он тот, кого я искала всю жизнь. Я чувствую это. Я протяну ему руку, и мы всегда будем вместе. Я буду любима, я буду желанна, моя жизнь полностью изменится. Я верю его глазам»

«У нее добрые глаза…»

«Он тот»

«Она та,кого я искал. Она моя. Я счастлив. Наконец-то»

Эта женщина….»

«Этот мужчина»

«Мне подходит»

«Он цель моей жизни»

«Я счастлив»

«Я счастлива»

«Навсегда»


Под гул машин и брань водителей он перешел дорогу и взял ее за руку, неожиданно восторженно улыбнувшись. Она слегка опешила, но тут же подумала, насколько лучезарна его улыбка, и искренне улыбнулась в ответ. Он приобнял женщину за плечи, и они пошли в том же направлении, в каком она уходила в прошлый раз. Только сегодня - вместе.
Подойдя к двери подъезда, он вопросительно посмотрел, она кивнула ему в ответ, приглашая войти. Мужчина притянул к себе растерянную мадам и тепло поцеловал ее, после чего еще раз блеснув своими влажными глазами, захлопнул железную дверь.

________________________________________________


Никто не понял, как за считанные минуты небо потеряло свое солнце, черный свинец накрыл растерянный город, погрузив в серый мрак дома и парки. Жители столицы разбежались по домам, ожидая грозы, которая не заставила себя долго ждать. За считанные мгновения поднялся сильный ветер. Где-то возле светофоров его порыв сорвал с доски объявления листок и яростно "выплюнул" его под ноги невнимательным прохожим.
С помятого, промокшего листа смотрел мужчина. Возраст его определить было крайне сложно, быть может, из-за легкой щетины на щеках, а может из-за размытости дождливого пейзажа….
Лишь только темные глаза с усмешкой выделялись своим мокрым, нездоровым блеском.


«Внимание! Из психиатрической лечебницы №23 сбежал опасный пациент с редким психическим заболеванием. Просьба, всем видевшим его, немедленно сообщить по данному телефону или в ближайший пункт отделения милиции. Ни в коем случае не пытайтесь самостоятельно задержать мужчину. Будьте осторожны»
________________________________________________


«Я нашел тебя...» - подумал каждый из них в тот вечер.

@темы: одна из историй

05:03 

Зарисовка

Я вас любил. Куда, не помню.

 

Даже не помню, когда это было написано. Может еще в середине зимы в одну из ночей.


Одна из историй про людей и их маленькие миры.


«КЛЕТКА»


Я сижу на широком подоконнике, прижавшись лбом к грязному стеклу. Я прижимаюсь к нему все плотнее…и плотнее… Возможно, сегодня начнется дождь. Я не знаю. Я закрываю глаза и начинаю раздирать себя. Собираю и снова причиняю боль. Кто же я? Кем была ты?

- Послушай…
Удар. Звон от него раздается даже у меня в ушах. За что? Я часто спрашиваю себя – что же я делал не так? Ты отворачиваешься и молча уходишь. Однажды ты так и не вернулась. Забыла меня здесь. Одного. В этой квартире.
Любил ли я тебя? Сейчас я понимаю, что уже сам не уверен в этом.
Но я хотел быть любим…
Хоть немного. Ты знаешь, даже таким как я, хочется нежности. Вряд ли ты это понимаешь.
Предательство. Снова удар.

Я всегда думал, лучше бы ты сломала мне что-нибудь, чем била прямо в сердце. Оно…не железное. Я не железный.
Я смотрю в окно и тону в пасмурном небе. Наверно, там тепло. Я не знаю, я давно не был на улице. Я заточил себя в клетке. Эти четыре стены – моя клетка. Клетка моего сердца. Сознания. Я живу в ней уже много лет. С самого начала мироздания.
Я видел, как создавались миры, как гасли звезды и рождались новые, я давно потерял счет времени. Кто же я? Человек, прижавшийся лбом ко стеклу.
Я бы мог любить вечно. Если бы мне однажды позволили. Я смогу все, для меня нет ничего невозможного.
-Ничего?….
Снова удар. Мне больно.
Это плачет тишина.

****
Когда-то я даже думал сдаться. Клетка прошептала мне на ухо, что это самый верный путь. Что это выход. Я долго смотрел на свое отражение, смеющееся мне в лицо с поверхности гладкой стали. Но я не любил смерть. Я жил смертью, но никогда не уважал её. Я не мог всё так легко решить. Не стал.
Я хотел…. Даже сейчас я верю, представляешь?

Сегодня снова изучаю улицу. Мне нравится ее изучать. По ее дорогам проходят тысячи ног, тысячи беспечных масок засоряют факт ее существования, но она также одинока, как и я. Мы бессмысленны и велики. Я. И улица. Прижимаясь к стеклу, закрываю глаза и ухожу в себя. На что похожа пустота? Она похожа на последнюю песню. Такую тихую, мелодичную…. Что играет у меня в голове… Я сошел с ума,да?

Я всегда говорил, что чувство имеет две грани. Что ваша так называемая «любовь» может обернуться как великим злом, так и великим благом. Но в душе, я почему-то наивно верил, что она должна приносить только тепло. Только лечить и закрывать раны, что наносит этот мир. Я до сих пор верю, что она мягкая… Сломленный, пустой… я в это верю. Моя любовь к тебе не стала волшебным источником, она превратилась в «ящик пандоры». Ящик, который открыл я сам.
И снова удар.
Тебе еще не надоело меня бить?...


Захлебываюсь кровью. Захлебываюсь пустотой. Сидя один на пыльном подоконнике уже миллионы лет. Поправляю волосы и лениво вытягиваюсь, в последний раз бросив взгляд на окно, чтобы потом уснуть.
Вдруг немею.

Нет, не так… я просто не дышу.
Я внимателен.
Эй, ты, Творец! Кем бы ты ни был, мне все равно, просто останови свое гребаное время!
Я смотрю на нее и мне кажется, что внутри что-то заело, зацепило, зажало. Если она сейчас посмотрит на меня, то наверно в ее светло-голубых глазах я даже смогу увидеть свое отражение. Интересно, какое оно? Мое отражение?

Это призрак? Или человек?

Я не помню, как мои деревянные от вечности ноги смогли нащупать пол. Но мне нужно было шагать, двигаться. Иначе то,что я вижу, уйдет. А что я вижу? Я не знаю, но помедлив еще минуту, я ловко соскакиваю с подоконника, срываюсь с места, и с грохотом ногой распахиваю дверь. Я лечу по лестничной площадке с безумной улыбкой на лице, словно маленький ребенок, стремящийся поймать в воздухе своего воздушного змея.
Лишь бы не ушла…

Я выскакиваю на улицу, я не помню,какое сейчас время года, время дня, я просто останавливаюсь перед ней и молча стою, не понимая, чего я больше хочу, заговорить с незнакомкой или схватить ее за руку.
Минуту спустя, я понимаю, что создание не уходит, а лишь внимательно и строго смотрит на меня.

- Вы мне снились – честно признаюсь я на полувыдохе.

- Вы мне тоже – спокойно отвечает она.

Я удивлен.

- И что же я делал?- спрашиваю я у нее.

- Вы плакали…


Я не помню, как я считал секунды. Она была и правда похоже на приведение. Что-то неправильно-прекрасное было в этом. Или просто брежу?

«Вы плакали»

«Вы плакали…»

«Вы плакали….»

- Я плакал – киваю я ей в ответ.

- У вас черное сердце – тихо и словно в укор говорит мне она.

«Черное сердце»
Чтобы ты сказала, если бы услышала такое? Рассмеялась бы или просто добила? Нет, ты называла меня «Ублюдок, сволочь, эгоистичная тварь», но ты так и не поняла, что у меня «черное сердце». Усмехаюсь. Если бы я мог…я бы уничтожил тебя. Если бы хотел.
Я закрываю глаза.
Мне больно.

- Я вас не отпущу – я протянул к ней руку и коснулся плеча.
Она дрогнула, но вдруг прикрыла глаза и лишь вздохнула.
Когда она открыла глаза, вздрогнул уже я.
Ее небесно-голубые глаза сменили цвет на зеленый, а выражение их почему-то стало передавать не прежние укор и суровость, а какую-то тоску и глубокую, вселенскую печаль.

- Почему вы плакали? – спросила она, глядя словно сквозь меня.

- Потому что я ждал.

Она усмехнулась.

Молчание.
Молчание.

- Вас просто забыли?

Снова удар.

Память. Еще удар.
Задыхаюсь.
Я проваливаюсь в никуда, мне не хватает воздуха. Это похоже на безумный полет, у которого нет конца. Мне кажется, что все мои кости трещат, каждое воспоминание – это болезненный пласт, который перекрывает мне дорогу, дорогу к свету. Я не хочу помнить. Не хочу возвращаться.
«Но ты же не оставишь меня?»

Задыхаюсь…

Не оставляй меня!

****
Я глухо вскрикиваю и резко дернувшись, просыпаюсь.
Судя по всему, от этого движения я сильно ударился головой о стену, ибо чувствую кровь на виске. Но мне все равно. Тот же подоконник, те же стены, то же грязное стекло. Тяжело дышу и припадаю к окну. В шоке замираю.

Она сидит на скамейке возле моего подъезда под зонтом и смотрит в небо, вытянув вперед бледную изящную руку так, чтобы словить на кожу холодные капли. Словно почувствовав мой взгляд, она оборачивается и встречается со мной глазами. Я медленно провожу ладонью по стеклу… Задумчиво вглядываюсь. На этот раз ее глаза излучают понимание. Это «понимающие» глаза. Цвета кофе или горького шоколада. Я срываюсь с места и снова лечу по лестнице.

- Вы мне снились! – отчаянно выдыхаю я, хватая девушку за руку.
Та в смятении и нескрываемым страхом шарахается от меня, потом отворачивается и быстро шагает прочь.

Мое сердце останавливается.

Сделав еще шаг вперед, она вдруг замирает и словно что-то вспомнив, неуверенно оборачивается. На ее лице эмоции, которые я не могу прочитать.

- Вы мне тоже… - похоже, она сама удивлена тому, что говорит.

Я чувствую, что все во мне оживает, как будто по каждой клеточке, каждой части моего тела пустили волну, и с улыбкой подбегаю к ней, хватая за плечи.

- Я вас не отпущу – говорю, почти кричу ей. Я отчаянно кричу.

- А кто давал вам право меня не отпускать?

- Я так хочу.

- Вы так хотите?

- Что такое пустота? – вдруг спрашиваю я у нее.

Она почему-то начинает оборачиваться, смотреть по сторонам, словно взглядом ищет, пытается отыскать ту самую «пустоту», потом останавливается и медленно подымает руку, указывая мне на что-то пальцем.
На мое пыльное окно. На мою клетку.

Я впервые забыл про боль. Что это с вечностью, может быть, у нее какой-то сбой? Может где-то погасла еще одна звезда, а расстроенное этим событием небо просто решило подшутить над нами?
Я впервые понял, что больше не одинок. У меня еще не было ничего, но я поверил, что у меня есть все. Я поверил… А была ли ты вообще? Скажи. Был ли я, прожигающий века на грязном засраном подоконнике, решивший когда-то перерезать себе глотку и почти сдавшийся? Я вдруг в ужасе понял, что сейчас может быть снова проснусь… Что все это окажется сном, бредом, а я опять буду там же – на своем подоконнике. Я запаниковал.
Словно прочитав мои мысли, девушка сказала:
- Не бойтесь.

- Что?

- У вас руки дрожат.

Я глянул на свои руки, все еще мертвой хваткой вцепившиеся в ее плечи, и увидел, что и правда дрожат.


Раз, два, три…
Одиночество: раз, два, три….
Так похож на танец. Так похоже на вальс.
Я кружусь и тону в вихре этих плавных движений и плие. Давайте остановимся, господа. Я больше не хочу, чтобы это длилось вечно.

«Вечно..»

- Можно я буду любить вас вечно? – вдруг говорю я.
Прикрываю глаза, боясь даже дуновения ветра, боясь того, о чем спросил. Отказ равносилен падению, падение будет несравнимо с отказом.

- Можно – без тени насмешки или намека на шутку говорит мне она.

- Разрешаете?

- Разрешаю.

- И….

- Только вечно - не забудьте.

- А я уже забывал?

- Кто знает.

- Вы были уже здесь?

- Нет, сегодня впервые.

Я замолкаю.

- Скажите, а почему вы плакали?

От этого вопроса все внутри меня снова переворачивается, и я на мгновение перестаю воспринимать вообще все, что происходит вокруг. Я давно уже ничего не воспринимаю.

Снова боль?... Я.. Не…

- А вам так хотелось бы узнать, из-за чего я в вашем сне плакал?

Она вдруг задумчиво поворачивается ко мне, смотря прямо в глаза.

- Если честно – нет… Я думаю, мне приятней бы было узнать, от чего вы можете смеяться.

Я был прав насчет источника.
Одни люди - как ящик пандоры, другие – живительный источник. А есть просто те, кто заполняет своими безликими масками мою несчастную улицу. Но я хочу прикасаться только к источнику… Я устал от боли. И знаешь…я тебя прощаю. Правда. Просто мне сейчас так тепло и спокойно, что я даже не могу припомнить, а как вообще нужно злиться. Лекарство от грусти – это тепло. Лекарство от пустоты – это чья-то улыбка. Больше и не надо.
Я понял эти простые истины.

Вдруг разорвав реальность, я просыпаюсь.
Хватаю ртом воздух.
Все.

*****
Мою грудь пронзает дикая боль, а в душе такая паника, что я хочу выть волком. Сейчас я сделаю движение, упрусь наверно лбом в стекло и, вероятно, не выдержав, ударю со всей силы по нему рукой, слушая, как мерзкий звон стекла переплетается со звоном моей души. И плевать на кровь. На все плевать.
Снова стены, пыль, улица, снова….. Я больше не могу. Я просто не могу!

Я открываю глаза.
Передо мной не та стена.

Эта белая, чистая, на ней играет солнце первыми лучами. Я осторожно протягиваю руку назад и натыкаюсь на что-то теплое. Слишком мягкое для того, чтобы быть... Для того,чтобы существовать. Оно спит.

Это одна из моих Галактик. Я даже не помню, какого цвета у этой бесконечности глаза, когда она спит. Она их просто прикрывает.

Я ушел в тот день от своей клетки. Я туда больше никогда и не возвращался.
Ведь я обещал любить вечно, а обещания нужно выполнять.
Обязательно.

___________
Среди тысячи бесконечных миров я теперь буду не одинок, и даже если в небе погаснет звезда, я знаю, мы всегда сможем создать новую.
Быть может, это и есть истинное счастье. Оберегать источник, который оберегает тебя.

01:52 

Я вас любил. Куда, не помню.
Да будет мир! – сказал один глупец
И сотворил из пыли бесконечность,
И в рукаве нашел он где-то вечность,
И сделал так, чтоб вечность впала в век.

Его глаза морей разлили воды,
А нос крючком – в массивы горных тел,
И сладок дождь, что льют глаза и вены,
И страшен гром, как клич минувших дел.

Он позабыл дать истине признанье,
А счастью слово, ввергнув в муки чувств,
И вот – судьба, как казус наказанья,
И пот кричат ,вот плачут: «ну и пусть!»

Да будет свет - сказал и дал надежду,
Звездой горит на сожженных губах
И люди верят, верят, как и прежде,
И люди ждут, забыв про боль и страх.

Один глупец гулял по водной глади,
И сев на берег, пальцем поводил.
Вот силуэт, вот волосы, вот платье…
Вот человек – узрел и утвердил.

«Да будет…Что?» - задумался однажды,
И так не смог ни вспомнить, ни понять,
Душа к душе…вот муки острой жажды,
А что еще? Как чувство то наззвать?

Один глупец дал людям жизнь и бремя,
Дал смерть, дал муки радости, покой
Вот только вспомнить все не может время,
Зачем сглупил, и кто он был такой.

09:06 

Я вас любил. Куда, не помню.


Спаси меня, сегодня будет дно,
Я сделаю прощальной эту фразу,
Пойми меня, таким, каким дано,
Каким не буду и не быть уже ни разу.

Холодным, страстным, проклятым, чужим,
Прости меня за то, что лгу в прощенье,
За то, что извиняясь - тайно жду,
За то, что жажду нежности, как мщения.

Прими меня, а коль не можешь - оттолкни,
Толкни жестоко, чтоб ушел навеки,
И не любил, не ждал, не вспоминал,
Чтоб свет искал в другом я человеке.

Спаси меня... Сегодня не дышу.
Мои ресницы накрывает белым мраком,
Я что-то вечно помню и ищу,
Давно укрытый временем и страхом.

Не жди меня и не жалей - ты просто будь,
Мне много лет, я знал про слово "вечность",
Вот только видишь - глупая беспечность
На дно кидает, тянет как-нибудь.

Я глуп и пьян, раз верю в пустоту,
Тебя творю, леплю из дымки белой,
Умом не болен я - я просто очень смелый,
Я просто верю,что тебя я создаю.

Кричу вам всем, что кровь моя, как лед,
Что сердце медью залило мое навеки,
А вы все ищите в едином человеке
Свою любовь, а человек - гниет.

Спаси меня... Пусть даже тебя нет,
Пусть двести лет, пусть больше - мне без толку,
Я снова в вены тонкую иголку
Твой силуэт, твой падший силуэт.

И не хочу смотреть я в их глаза,
Мне больно. Мне всегда притворно больно,
И даже ложь - прощальная слеза,
Уста их глупость. Хватит,жизнь, довольно.

Спаси меня, сегодня будет дно,
А утром сделаю последней эту фразу.
Найди меня, а нет - так все рано,
Нам жить ни век, и, к счастью, ни по разу.

23:01 

Ни о чем.

Я вас любил. Куда, не помню.

 

~~~~~~

Мое бледное солнце, ты напой мне несмело,
Что я бросил недавно, что карал, пусть за дело,
Расскажи о ветвях, что плетуться, как лозы,
Расскажи о камнях, пусть на них цветут розы.
Подари мне одну, и склонившись сурово,
Ты пропой о весне, что не встретить нам снова,
Не убить, не забыть, не прижать к дулу глухо,
Ты пропой мне о жизни, о смерти на ухо.

Моя алая кровь, заструись по ресницам,
Нам не встретить закат, а с луной не проститься.
Не забить, не убить, не любить себя снова,
Мы светиться молги, а потухнуть - готовы...
Убаюкай наутро лучами своими, и на небе дождем
Напиши мое имя. Мой прощальный портрет -
В двух словах в дымке неги. Нас здесь не было, нет...
И не будет вовеки.




15:42 

Я вас любил. Куда, не помню.


Небо будет убивать


Когда-нибудь.

Бесследно и небрежно

Как много пыли.

Комната, кровать,

И смерть к ногам

Плывет легко и нежно.

Твой долгий час,

Растянут был на век

Ты помнишь свет?

Где нет ни сна, ни солнца

Как много лет

И долгий звезд узор,

Уйдет во мглу

Глубокого колодца.

Пройдясь босым

По сожженной траве,

Что видишь ты,

Когда плывут дороги?

Пустая жизнь,

Единственный патрон,

В земле сырой

Запачканные ноги.

Убит закат.

И утро смоет кровь.

А здесь опять-

Легко и безмятежно.

Лишь только небо

Будет убивать.

Своей рукой -

Безжалостно и нежно.

@музыка: A-ha - Celice

▪ Land of the lost ▪

главная